Вы находитесь:
Верно Неверно
Звонок по России бесплатный
8 800 222 06 08

Форум

Поиск  Правила 
Закрыть
Забыли свой пароль?
Регистрация
Войти  
Страницы: 1
Ответить
О мерах профилактики потребления алкоголя
 
О мерах профилактики потребления алкоголя
http://echo.msk.ru/guests/67/И. Воробьева

― 20.05 в столице. Добрый вечер. Это программа «Будем здоровы». Я приветствую в этой студии соавтора, соведущего программы Геннадия Онищенко. Здравствуйте.

Г. Онищенко
― Добрый вечер.

И. Воробьева
― У нас с вами сегодня тема о мерах профилактики потребления алкоголя. Большая тема. И мы договорились ее как-то полно попробовать осветить.
Г. Онищенко
― Слишком самонадеянно. Полностью осветить эту тему можно только, постоянно целенаправленно возвращаясь к ней и освещая различные аспекты этого огромного трагического сегмента нашей повседневной жизни. Вы запомнили все слова, которые я произнес?
И. Воробьева
― В целом да, но в последовательности я постараюсь как-то запомнить. Но на самом деле действительно же большая проблема.http://echo.msk.ru/blog/reznik_h/1823552-echoГ.Онищенко: Разве не нравственными принципами руководствуются люди, которые говорят: не пей, не кури

Г. Онищенко
― Это национальная трагедия я бы сказал. Потому что последние данные, влияние алкоголя это самые скромные, самые прилизанные состоят в том, что у нас с вами, к сожалению, потребление алкоголя растет, не растет, колеблется по цифрам. Но цифры запредельно высокие. И вот если говорить об истекшем отчетном годе, это 2015 год, только по продажам, вы же понимаете, насколько лукавая эта цифра, потому что у нас продажи, которые идут через кассу сама наша официальная статистика дает, что еще плюс 40% идет нелегального оборота, который идет без акцизов, без регистрации. Так вот, про объемы продажи водки. Территории с наиболее высокими значениями: 16,5 — Магадан, 15,7 – Москва, Коми – 14, Карелия – 12,5.
И. Воробьева
― Это процентов?
Г. Онищенко
― Литры на душу населения в год. Но это продажи в магазинах. А вообще трагедией считается в литрах в год обезвоженного, то есть чистого алкоголя. Этот чистый алкоголь у нас, когда мы писали концепцию, которая была принята еще Владимиром Владимировичем, когда он был председателем правительства в 2009 году, в декабре 2009 года. Которая называется Концепция реализации государственной политики по снижению масштабов злоупотребления алкогольной продукции и профилактики алкоголизма среди населения РФ до 2020 года. В официальном правительственном документе, который действует сейчас, была впервые указана цифра 18, которую я рассчитал с помощью учета всего оборота алкоголя на тот период.
И. Воробьева
― 18 литров алкоголя…
Г. Онищенко
― Чистого спирта. А вот смотрите цифры. Это тоже официальная статистика. 1914-17 год в России был самый низкий уровень потребления алкогольной продукции — 0,83 литра абсолютного алкоголя в расчете на душу населения.
И. Воробьева
― Это почти ничего. Это было век назад.
Г. Онищенко
― Так извините, в это время император Николай Второй принимает высочайше утвержденный указ, которым дает право муниципалитетам принимать решения самостоятельно о полном запрещении…
И. Воробьева
― Сухой закон.
Г. Онищенко
― Потому что это 0,83 абсолютного алкоголя. Нам с вами рассказывают байки о том, что были алкогольные бунты.
И. Воробьева
― Действительно были.
Г. Онищенко
― Были, но были ровно противоположные.
И. Воробьева
― Не понимаю.
Г. Онищенко
― В 1858 году за три года до отмены крепостного права в России были бунты алкогольные, но они были бунты народа против того, что много пьют. Рабочая сила спивается. Понимаете. 14-й год – 0,83. К началу 90-х годов – 5,4 литра. 2008 год – выросло до 10. На душу населения чистого алкоголя в год. И вот тут же в этом официальном документе написано: однако с учетом неразрешенной к потреблению спиртосодержащей продукции, крепких спиртных напитков домашней выработки, фактическое потребление на душу населения в настоящее время составляет около 18 литров в год. Это был 2009 год. Это официальный государственный документ.
И. Воробьева
― Мало себе могу представить, 18 литров чистого спирта в год. Даже в год очень много.
Г. Онищенко
― Это огромная цифра. Так она считается на новорожденного, который естественно, слава богу, пока еще не потребляет. На очень пожилых людей, основной удар приходится на активную часть и прежде всего конечно мужского населения. А теперь дальше. ВОЗ: превышение допустимого уровня потребления алкогольной продукции из расчета 8 литров абсолютного алкоголя в год на душу населения является крайне опасным для здоровья нации и потребления сверх данного предела каждого литра отнимает 11 месяцев жизни у мужчин. А у нас 8-18, пусть даже сейчас 16, плюс 8, умножаем на 11 месяцев, получается 88 месяцев отнимает жизни у среднестатистического россиянина потребление алкоголя. И 4 месяца у женщин.
И. Воробьева
― А почему у одних больше, у других меньше.

Г.Онищенко: В 1914-17 годах в России был самый низкий уровень потребления алкоголя — 0,83 литра на душу населенияQТвитнуть

Г. Онищенко
― Основной удар берут на себя мужчины. И поэтому мы много раз говорили, что разница в сверхсмертности мужского населения, которое во время войны, идет война. Только идет химическая война. Против нашего населения.
И. Воробьева
― Просто мужчины больше пьют.
Г. Онищенко
― К сожалению, иногда женщины не уступают, но в целом пока такое. И поэтому согласно мировой статистике потребление алкогольной продукции является причиной смерти почти 2 миллионов человек, и возникновение 4% болезней во всем мире ежегодно. Поэтому вот такова цена вопроса. Это то, что неоспоримо является не досужими домыслами, а государственной оценкой ситуации. По 2015 году у нас в структуре продажи алкогольных напитков в пересчете на душу, в целом лидирующее место занимает пиво. В пересчете на душу населения 78%, водка – 10, виноградные вина – 8, шампанские – 2, напитки слабоалкогольные, коньяки – 1%. И лидеров я уже назвал. Только по тяжелому алкоголю. Это естественно и понятно. И вот я вам говорил, что есть республики, где ноль продаж.
И. Воробьева
― Северный Кавказ.
Г. Онищенко
― Ингушетия и Чеченская республика. Ноль продажи водки, ликероводочных изделий, виноградных, коньяков. То есть никто не ввел сухой закон, просто люди не пьют по религиозным и ментальным соображениям. Можем же не пить. Можем. И чтобы уже мы завершили, 2015 год острые отравления, смертельные естественно – 50 тысяч 463, это всего и летальных – 14 255. Это только по одному показателю, по одной строчке МКБ-10. Международный классификатор болезней. А вообще их 6 или 7 номинаций, по которым считается. Но это вот острые отравления алкоголем. Но это не суррогатный алкоголь.
И. Воробьева
― Именно просто из-за количества.
Г. Онищенко
― Количества выпитого. Да. В 2015 году показатель острых отравлений от спиртосодержащей продукции с летальным исходом выше среднего российского в 41 субъекте РФ.
И. Воробьева
― Зафиксированы именно такие случаи.
Г. Онищенко
― Да. Наименьший показатель отравлений с летальным исходом у нас республика Крым, Ингушетия, Владимирская, Ставрополье, Хабаровск, Нижний, Волгоград.
И. Воробьева
― Разброс такой географический.
Г. Онищенко
― Причина острых отравлений спиртосодержащих, острые отравления этанолом. Этиловый спирт. Спиртом с неуточненным…, денатурат, одеколон, парфюмерные изделия, стеклоочистители, суррогаты алкоголя, технический спирт, тормозная жидкость, тосол, этиленгликоль.
И. Воробьева
― Это все пьют и травятся насмерть.
Г. Онищенко
― Да. Другими спиртами. Метанол. Метиловый спирт, сивушными маслами. Это вот палитра, которая нам обеспечена. Например, этанол стоит на первом месте. Давайте хватит стращать. Мы и так все понимаем и видим каждодневно, хотя статистика просто запредельно устрашающая. Мы должны все-таки сказать, что же надо делать. Вот эта концепция, которая была подписана и естественно как это у нас часто водится, забытая…
И. Воробьева
― То есть она не применяется сейчас.
Г. Онищенко
― Почему, документ действует. Концепция до 2020 года. Напоминаю вам и нашим слушателям, что сейчас 2016 год, еще 4 года ей работать. Она имеет свою рубрикацию, кстати. Есть этапность ее. В каждом этапе есть свои индикативные показатели. Поэтому в общем, если коротко говорить, это политическая воля государства, которая выражена по этому поводу.
И. Воробьева
― Там что предполагается в этой концепции. Для изменения этой ситуации.
Г. Онищенко
― Правильно, вот это вы зрите в корень. Есть целый ряд мер, которые расписаны и которые конечно, прежде всего, как бы мы это ни хотели, у нас же как что-то случилось, а куда мы смотрим, а почему у меня в подъезде на стенах лифта написано. Извините, а почему собаки ходят по моему двору и что-то делают. Извините, а вы-то кто, вы же гражданское общество. Это та свобода, к которой мы всегда рвались и пришли к ней. И есть право и так называемое понятие — собрание жильцов каждого дома. Нет, обязательно создай какую-нибудь структуру, чтобы она приходила и наводила порядок. Следила за кошечками, собачками. А ваши соседи, которые выводят и не хочется с ними ссориться. Давайте мы все-таки вернемся к нашей теме. И какое целеполагание этой концепции. Снижение уровня потребления алкогольной продукции. Не запрет, не ликвидация, а снижение. Повышение эффективности системы профилактики. Эффективность регулирования алкогольного рынка. Принципы. Обеспечение приоритетности защиты жизни и здоровья людей. Что нужно делать, на чем базируется наша с вами концепция. Достижение вот этих целеполаганий. Это задачи, которые должны решиться. Создание системы мониторинга и анализа динамики показателей уровня злоупотребления, то есть все, что я вам говорил цифры, я сидел и скрупулезно высчитывал. Но это должно быть на автомате у государства. Не вот этот пресловутый показатель 10 литров по продажам, притом, что мы сами же говорим, что 40 еще идет, а жидкости, которые я перечислил, они как бы даже и не считаются. Нигде. Изменение структуры потребления населением алкогольной продукции за счет уменьшения доли потребления крепких спиртных напитков. То есть это та пресловутая идеология, переход с северного типа потребления на южный.

Г.Онищенко: В 1858 году в России были бунты алкогольные, но они были против того, что много пьютQТвитнуть

И. Воробьева
― То есть меньше водки, больше вина.
Г. Онищенко
― Северный тип это потребление тяжелых алкогольных напитков. Вино, пиво, когда начался бурный рост пивоварения, не имея под этим никакой объективной основы, говорили, что они будут пить слабоалкогольные и мы станем цивилизованным государством и так далее.
И. Воробьева
― Так это действительно хорошо.
Г. Онищенко
― Так как у нас это произошло, это плохо. Потому что мы на ту запредельно высокую цифру тяжелого алкоголя просто наслоили еще пиво, но при этом не снизили тяжелый алкоголь. Поэтому здесь не добились, хотя под этим благим предлогом все это делалось. Конечно, это снижение общего уровня потребления и так далее. Трезвый и здоровый образ жизни.
И. Воробьева
― Как это все делать?
Г. Онищенко
― Давайте сейчас будем вместе рассуждать, как это можно сделать. Профилактика злоупотребления алкогольной продукцией, возникновение алкогольной зависимости. Информирование населения о негативных последствиях, создание стимулов. Первое, что нужно делать – ограничение доступности. Какие есть меры. Это экономические меры, дорогостоящие…
И. Воробьева
― Акцизы.
Г. Онищенко
― Акцизы это больше наполнение бюджета. А именно чтобы алкоголь был менее доступен с точки зрения цены. Я вам эту любимую цифру приводил, что у нас хлеб сопоставим в показателях остался в цене советского периода. А алкоголь резко подешевел. То есть что я могу купить на среднюю зарплату советскую и нынешнюю. И эти цифры мы называли. И была принята государственная программа по этому вопросу. Когда резко повысили с 68 до 100 с лишним, сейчас 150, но стояла задача до 300 довести.
И. Воробьева
― Это за что? За бутылку.
Г. Онищенко
― Водки. И по всем остальным группам. Но поскольку мы в основном пьем водку, значит по водке. Сейчас ее недавно повысили на 4 рубля, это превозносилось как огромная победа зла над добром. Или добра над злом. Хотя к этому времени мы уже должны были довести, когда эта цифра рассчитывалась, мы говорили так: бензин у нас как на Западе. А почему водка не как на Западе. И тогда была названа цифра 10 долларов США средняя и вот тогда, ага, раз 10 долларов, давайте 300 рублей. Ну чтобы тоже была справедливость хотя бы в этом. Но сейчас только 154. То есть тормозится эта тема. Теперь даже пусть и бесплатно будет раздаваться, где влияние семьи. Давайте с нее начнем. Можно все на государство сваливать, что дума не работает, правительство не работает. Все-таки семья, что она делает в этом плане. Мы прекрасно знаем, если в семье родители не пьют, то в огромном числе случаев дети не будут, потому что так устроена человеческая природа – идет подражание родителям. Если родители пьют и курят, о чем можно говорить в такой семье.
И. Воробьева
― Бывает наоборот.
Г. Онищенко
― Это только на протесте. Но это реже. Это больше частности, чем система. Это одна сторона вопроса. Вторая сторона вопроса. Допустим, запретили. Но ребенок развивается и его нужно мотивировать. Чем? Ему нужно вместо крутизны пьяного человека, которому море по колено, нужно преподносить, что все-таки мотивация ты спортивен, подтянут, ты получаешь уважение, если ты ходишь на секции какие-то. То есть вот такая мотивация. Здесь целая система государственных мер, начиная от олимпийцев. Вот эти маяки. Второе очень важное сейчас сделано, огромный шаг восстановление норм ГТО и то, что сегодня утверждено, оно даже я бы сказал, превосходит тот советский ГТО.
И. Воробьева
― Там жестоко. В прошлом году сдавала. Было тяжело.
Г. Онищенко
― Более того, это ГТО дает реальные шансы нам сегодня. Условно говоря, имея золотой значок, окончил школу, это дает плюс 10 в этом пресловутом ЕГЭ. Это много. Это одно. А самое главное, что я получил ориентир. Если я сдаю на эти степени, ступени ГТО, значит я человек развитой в физическом смысле слова.

Г.Онищенко: Согласно мировой статистике потребление алкогольной продукции является причиной смерти почти 2 миллионов человек
И. Воробьева
― То есть необходимо подрастающее поколение переориентировать на спорт, на физические нагрузки.
Г. Онищенко
― Да, а возвращаясь к доступности. Доступность может быть еще территориальная. Если на каждом углу продается, запретили мы с вами продажу алкоголя в киосках.
И. Воробьева
― И ночью запретили продавать.
Г. Онищенко
― Но вот я недавно занимался одним магазином, закрыл его. А он работает и все видят. Естественно люди же не доходят до безопасного расстояния. Тут же распивают. Естественно бурно выражают свой восторг по поводу выпитого и пошло-поехало. И на это все закрываются глаза. Я понимаю, где-то кто-то случайно, это же система годами идет.
И. Воробьева
― Жители не начали жаловаться массово или что?
Г. Онищенко
― Жители жалуются.
И. Воробьева
― Полиция не реагирует.
Г. Онищенко
― Правоохранительная система не срабатывает. Поэтому это тоже играет свою роль. Кроме территориальной доступности, кроме ценовой доступности есть еще и такие вещи как подражание не только в семье. Что мы видим на наших экранах.
И. Воробьева
― Вообще по телевизору перестали показывать рекламу алкоголя. Сейчас безалкогольное пиво показывают. Конечно такой хитрый ход. Но реклама пива везде.
Г. Онищенко
― Это не хитрый ход, это коварный ход. Циничный ход. И самое главное, что этот ход связан с предстоящим чемпионатом мира по футболу, который мы готовимся проводить.
И. Воробьева
― Там спонсоры все эти.
Г. Онищенко
― И именно под это все открыто. С одной стороны мы говорим, что футбол это спорт, а с другой стороны мы на этот позитивный образ массового спорта навязываем продажу этого суррогатного алкоголя, который еще может хуже тяжелого действует.
И. Воробьева
― Это картинка болельщика, не в футбол поиграть, а футбол посмотреть за пивом. Это то, что рисуется. У нас сейчас будет небольшой перерыв. +7-985-970-45-45 телефон для ваших sms. Вопросов много и очень много вопросов весьма конкретных, спрашивают, что делать в тех или иных случаях. Это во второй части программы. Надеюсь, что успеем. Ирина Воробьева, Геннадий Онищенко. Продолжим.
НОВОСТИ
И. Воробьева
― Продолжается программа «Будем здоровы». Мы говорим о мерах профилактики потребления алкоголя. О той концепции, которая еще в 2009 году была принята правительством и одна действует до 2020 года. Мы закончили на том, что можно сделать не только государству, но и жителям.
Г. Онищенко
― Во-первых, что очень важно на уровне государства признается, что пропаганда здорового образа жизни среди молодежи как альтернатива тому образу поведения, который сегодня сложился, к сожалению, в нашей молодежной среде.
И. Воробьева
― Это пропаганда со стороны государства.
Г. Онищенко
― Государство это объявляет, но что мешает пропагандировать здоровый образ жизни нам своим детям. Если родители делают всякого рода…
И. Воробьева
― То есть если родители сами занимаются спортом, ходят с детьми в походы…
Г. Онищенко
― Если у нас во дворах созданы условия, необязательно олимпийская дистанция бассейна. Когда мне начинают говорить, вот бассейн, я не могу. Вот я вырос без бассейна и не считаю себя ущербным. Но если я хочу, я найду. Прогулка. Пробежка. Зарядка и так далее. Да, а когда себя трудно обвинить любимого, давайте мы поищем…
И. Воробьева
― Виноватых.
Г. Онищенко
― Давайте будет бесплатный бассейн, чтобы я еще туда ехал бесплатно на автобусе. Еще укрепление нравственности и самосознания у детей и молодежи в целях развития у них способностей эффективно противостоять употреблению алкогольной продукции.
И. Воробьева
― Я, честно говоря, не вижу знак равно между словом «нравственность»…
Г. Онищенко
― И самосознание.

Г.Онищенко: Мы на ту запредельно высокую цифру наслоили пиво, при этом не снизив долю тяжелого алкоголяQТвитнуть

И. Воробьева
― Самосознание больше подходит. То есть если я понимаю, что это вредно и что мне это только навредит, я не буду пить. Что касается нравственности, такое странное слово. Скрепы, нравственность.
Г. Онищенко
― Что значит скрепы и нравственность. Сейчас извините, я отвлекусь, насильственное издевательство над женщинами.
И. Воробьева
― То, что вчера заявили…
Г. Онищенко
― Не вчера заявили.
И. Воробьева
― Это расследование, которое делали.
Г. Онищенко
― Не первый раз эта тема возникает. Во-первых, в Коране этого не написано. Во-вторых, я приведу один полуисторический факт, его надо доказать, но он близок к правде, я в него верю. В Третьем рейхе обсуждалось, можем ли мы, немцы захватить Россию, один из аргументов был такой – мы Россию не победим, потому что у них 90% молодых женщин выходят замуж девственницами. Это было совсем недавно в нашей стране. Это нравственность. И я об этом сказал, правда, не приведя эту часть факта, посмотрите, какая вакханалия там. Онищенко забыл физиологию, анатомию. Ничего я не забыл. Это действительно так. Это было в нашей истории. Как алкоголь 0,86 литра. Но государство принимает меры, указ высшего должностного лица государства, императора выходит. Это тоже нравственность.
И. Воробьева
― Я просто боюсь, что какие-то весьма пещерные методы, о которых говорили вчера по поводу обрезания женщин на Кавказе…
Г. Онищенко
― Кстати, не пещерные. Во-первых, аж 4 вида этого обрезания. В каждом виде по 2-3-4 подвида.
И. Воробьева
― Это же чудовищно.
Г. Онищенко
― А я говорю, что не чудовищно?
И. Воробьева
― Такой подход и эта насильственная нравственность тоже…
Г. Онищенко
― Как это насильственная…
И. Воробьева
― Потому что насаждение вот этих нравственностей, выходить замуж только девственницами, нельзя разводиться, обязательно венчаться.
Г. Онищенко
― Милая моя…
И. Воробьева
― Перестаньте лезть к людям в жизнь, честное слово.
Г. Онищенко
― Давайте не будем. Да, конечно давайте возьмем щипцы, ножницы и будем делать то, что предлагается.
И. Воробьева
― Нет.
Г. Онищенко
― Так можно об алкоголе также сказать. Что укрепление нравственности, вы скажете, не лезьте людям в душу. Пусть он пьет с 13 лет. А в 14 ложится с циррозом печени.
И. Воробьева
― А в чем причина того, что дети начинают в 13-14 лет употреблять алкоголь?
Г. Онищенко
― Во-первых, нет нравственных параметров поведения в семье. Есть отрицательный, но очень убедительный образ родителя, который сам пьет. Разве это не нравственность?
И. Воробьева
― Я не буду спорить.
Г. Онищенко
― Вы все-таки давайте, раз она может себя свободно вести, давайте мы ее изуродуем…
И. Воробьева
― Почему вы это связываете?
Г. Онищенко
― Я связываю, аналогию провожу, просто с сегодняшнего дня взятое предложение. Разве не нравственными принципами руководствуются люди, которые говорят: не пей, не кури. Разве вопрос не нравственности, когда мы говорим, что накануне зачатия ребенка оба супруга должны, где-то в Библии написано 40 дней, хотя по физиологии по тем научным данным, которые есть в мужских сперматозоидах алкоголь еще 90 дней, что не пить до этого, чтобы у нас не было детей веселого ужина. Вы знаете, что такое дети веселого ужина?
И. Воробьева
― Боюсь представить.
Г. Онищенко
― Это когда идет зачатие ребенка в состоянии алкогольного опьянения и большой процент детей рождается с уродствами. Это не нравственность?
И. Воробьева
― Но почему вы это через запятую говорите. Почему нужно человека считать безнравственным, если он курит или если употребляет алкоголь в небольших количествах. Необязательно напивается, он просто употребляет алкоголь иногда.

Г.Онищенко: Первое, что нужно делать – ограничение доступности алкоголяQТвитнуть

Г. Онищенко
― Вы или специально утрируете ситуацию или вы все-таки пойдете под моим чутким руководством и закончите как минимум Жмеринскую фельдшерскую школу. Чтобы вы понимали природу этого явления. А это классика бабелевская.
И. Воробьева
― Нет, я не пойду.
Г. Онищенко
― Вы говорите «немножко». Что значит немножко. Вот он понемножку пьет, и потом попадает в зависимость и уже не может отказаться от алкоголя. Это не то что я хочу, поверну налево, хочу направо. Это уже называется зависимость. Алкоголь входит в метаболизм человека и без него уже человек жить не может, это наркомания. Поэтому нравится нам, не нравится, но есть нравственные понятия. Девственность, нравственностью являлось и является, что люди не пьют до определенного возраста. Это запрещается. Более того, не только нравственность, нашим сегодняшним законом запрещено.
И. Воробьева
― Продавать детям алкоголь до 18 лет.
Г. Онищенко
― И потреблять. И я считаю, что нам вообще нужно до 21 года поднять. До полного повзросления этого человека. Потому что в 18 лет мы говорим о психическом совершеннолетии. А биологическое еще не наступило. И недаром в США 21 год цифра. Ведь нравственность идет от чего? – нравственность идет от физиологии человека. Она идет от того, что человеку необходимо. Вот есть мужчина, есть женщина, есть возраст взросления. Есть те выработанные эволюцией, эмпирикой, развитием человечества понятия, что если человек начинает пить в детстве, это очень плохо. То, что я вам приводил цифру до 14-го года в России 0,83 литра, даже литра не пили на душу населения в год, это что? Плохо было? Это в России. Вот нам говорят, вот сейчас у нас трудная жизнь. А 14-м году что, в России хорошо жилось?
И. Воробьева
― Не знаю. Не жила.
Г. Онищенко
― Я вам говорил о том, что в 1861 году отменили рабовладельческий строй у нас, крепостное право, а нравственность была такая, что люди возмущены были тем, что народ спаивают. А цифры были вот эти.
И. Воробьева
― Но согласитесь, что сухой закон к хорошему не приведет.
Г. Онищенко
― В этом документе ничего о сухом законе не говорится. Как раз говорится, что нужно с помощью комплекса мер выводить общество постепенно из этого угара алкогольной зависимости. Были лихие кавалерийские атаки — к такому-то году запретить все. Было. Царский указ называли сухим законом, хотя там слова не было об этом. Разве нравственность, которая помогает, нравственность это то поведение, которое полезно человеку как биологическому виду. Вот что такое нравственность. Это уже соответствует моей природе. Все, что соответствует моей природе, нравственно. И то, что у нас дети сегодня в 14 лет начинают систематически потреблять алкоголь, курить, вот это не нравственно, потому что это противоречит его биологической природе.
И. Воробьева
― Геннадий Григорьевич, я вам предлагаю перестать про нравственность разговаривать, и давайте мы дальше пойдем. Потому что здесь мы застрянем, я сейчас начну про биологические ориентации говорить. И мы совсем застрянем.
Г. Онищенко
― Мы пока говорим об алкоголе.
И. Воробьева
― Наши слушатели очень много вопросов задают. Из Санкт-Петербурга спрашивают: на федеральных трассах нашей страны в огромных количествах продают самогонные аппараты. Насколько это законно и как с этим борется государство.
Г. Онищенко
― Это незаконно.
И. Воробьева
― Ни продавать, ни покупать такие аппараты, ни делать самогон.
Г. Онищенко
― В Москве есть официально магазин, где продается алкоголь, и его начинают смотреть, а на него даже документов нет. Его привезли с официального завода. Он в официальной упаковке. Но он не подакцизный, нигде не числится. Не прошел по документации. Это все делается в официальном магазине. Среди бела дня.
И. Воробьева
― Спрашивают: иногда слышим мы от врачей, что все-таки бокал красного сухого вина в день это полезно. Насколько это на самом деле правда.
Г. Онищенко
― Давайте не будем выползать из того огромного комплекса проблем с алкоголизацией нации, вот мы выползаем. Ну да, наверное, адаптоген, есть в этой какой-то смысл. Но мы сейчас не об этом говорим.
И. Воробьева
― Просто из этого возникает второй вопрос. Можете ли вы себе представить, что нынешняя Россия в нынешнем современном мире будет потреблять алкоголя столько же, сколько век назад. Вы можете себе представить непьющую Россию?
Г. Онищенко
― Вполне.
И. Воробьева
― А это больше зависит от политической воли руководства или от общества.
Г. Онищенко
― Это в большей степени зависит, прежде всего, от общества. Во многом зависит от общества. От его позиции и я вам много раз говорил в наших передачах, что меня сегодня радует то молодое поколение, которое идет нам на смену. Они прагматики, циники, жесткие люди. Но они начинают понимать реальную цену своему здоровью. И к этому их подталкивает та объективная реальность, в которой они живут. Но мы должны помочь им выйти из этого. И помочь через тот комплекс мер. И пропаганду здорового образа жизни. И нравственность, которая вам так претит. И включение дополнительного образования программ тематических вопросов профилактике потребления среди обучающихся. Это все вспомогательные механизмы. Но самое главное это общество, это люди. Когда этот инфантилизм закончится, что кто-то придет и за меня сделает, государство показало свою политическую волю. Государство показало те направления, которые идут. Тут даже есть: доступность лечебно-профилактических программ, нацеленных на семью. Это тоже надо. Да, вот мы сейчас прекраснодушно рассуждаем, а у нас 3,5 миллиона алкоголиков это отец и мать, у нас с вами детдома открылись при живых родителях. И если мы видим желание выползти из этого, мы предлагаем лечебную медицину.
И. Воробьева
― Как раз спрашивают: что делать, в семье есть человек, который очевидно катится к этому.
Г. Онищенко
― Если он пьет, тут уже лечить надо. Но надо его смотивировать. И наркотики и алкоголь это все наркомания. Имеет эффект только тогда, когда у человека появился мотив. Когда он решил, что он этого делать не будет. Вот надо его смотивировать, это очень сложный процесс. И потом уже начинать этот процесс лечения. Да, нужна нам система лечения. Мы будем так и рассуждать долго, те, кто чистые, мы им не даем пить, ограждаем их, а те, кто уже сегодня на это подсел, говоря грубо, а это уже больные люди, уже пациенты, это уже люди, которые требуют медицинского специализированного лечения. И такую помощь надо создать. Закрыли мы с вами когда-то ЛТП, лечебно-трудовые профилактории. Они были в системе МВД, за той же решеткой. В тех же робах. По существу было квазиосуждение.

Г.Онищенко: Мы прекрасно знаем, если в семье родители не пьют, то в огромном числе случаев и дети не будутQТвитнуть

И. Воробьева
― То есть трудовые работы.
Г. Онищенко
― С одной стороны по-другому и нельзя было. Это люди асоциализированные, они и дерутся, и все. Конечно, если человек оступился, а есть у людей предрасположенность, если он очень быстро подсел на алкоголь, он хочет выбраться, но естественно, он не пойдет в ЛТП по той простой причине, что это система МВД, что это по существу лагерь и так далее. И анонимность лечения должна быть. Это кстати тоже дает определенный канал, где та часть общества, которая, будучи зависимой, дорожит своим бэкграундом, своим имиджем. Она будет лечиться. И такой вид лечебно-профилактической помощи мы должны… И искать новые методы лечения мы должны вместе с вами. Тоже должна развиваться наука. То есть работа с теми, кто уже подсел. Но самое главное та профилактика, оставить чистой популяцию. Не дать ей подсесть.
И. Воробьева
― То есть необходимо создавать условия для лечения. Чтобы было куда обратиться.
Г. Онищенко
― Так что у вас там за вопросы.
И. Воробьева
― Вопросов очень много. Спрашивают, что делать, если на первом этаже здания продается алкоголь и регулярно происходят пьяные… Куда обращаться. Полиция не реагирует.
Г. Онищенко
― Вот как раз об этом я говорю.
И. Воробьева
― А куда, что делать. Люди хотят избавиться от этого, не выходить же с ними драться, правда же.
Г. Онищенко
― Один путь. Давайте обращаться к власти. Можно конечно, с революционной прямотой и беспощадной суровостью, исходя из революционной целесообразности, пойти на все тяжкие, но лучше все-таки это делать в правовом поле. Трудно. Но это делать надо.
И. Воробьева
― Тоже много пишут про рекламу пива по телевизору. И людей это напрягает. Особенно родителей. Потому что показывают рекламу не ночью…
Г. Онищенко
― Да, нашли себе циничную отмазку, вот этот беленький кружочек. Якобы безалкогольное. Но это мне очень нравится, что люди обеспокоены этим. Приехал пьяница, бывший, Блаттер ФИФА…
И. Воробьева
― Пьяница?
Г. Онищенко
― Ну а что, у него хабитус алкоголика. Я на его лицо смотрю – он алкоголик настоящий. И вот он тут жамкал губами, рассказывал, что бедный футбол России не обойдется без рекламы алкоголя. И мы на это подсели. Я считаю это огромный шаг назад. Знаете, такая оплеуха здоровым силам в обществе, которая была.
И. Воробьева
― Да, еще пишут, что у вас в городах есть площадки, есть какие-то условия, а если мы поедем в область, в частности пишут про Тамбовскую по деревням, то там начинают пить с утра, потому что делать нечего.
Г. Онищенко
― Совершенно правильная постановка вопроса. Один из аргументов то, что нет работы. Но, во-первых, извините меня, есть сегодня возможность вот когда 0,86 было, как к некому такому светлому образу возвращаюсь, тогда официально рабочих мест не было. Человек в деревне жил, сам себя обеспечивал. Растил еду. И жил на натуральном хозяйстве и имел большую семью. А знаете, почему раньше большие семьи были?
И. Воробьева
― Потому что не было противозачаточных?
Г. Онищенко
― Потому что не было пенсий. Был тот нравственный стимул чисто житейский, идущий от реальной природы человека, они рожали детей, потому что им нужно было обеспечивать свою старость. Чтобы их дети потом их… А почему Европа вырождается. Они обеспечили благополучную старость, они прыгают по всему миру, летают, фотографируются и так далее, а зачем им детей рожать. Они и так спокойно. А это был тот нравственный критерий…
И. Воробьева
― У нас время закончилось, к сожалению.
Г. Онищенко
― Но вы же мне слова не дали вставить.
И. Воробьева
― Ничего не успели.
Г. Онищенко
― Безобразие.
И. Воробьева
― Но мы еще продолжим эту тему. Спасибо большое. Это была программа «Будем здоровы». Ирина Воробьева, Геннадий Онищенко. До встречи. Будьте здоровы.
Изменено: Сергей - 21.08.2016 14:28:50
Страницы: 1
Ответить
Читают тему
Форма ответов
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
 
Зарегистрироваться
Быстрая регистрация Наш менеджер свяжется с Вами для совместного заполнения карточки клиники
TOP